Что делать, если обманывает энергокомпания?

Сафин Тахир Салихович29.05.2016 05:15:33
13

Сегодня с таким вопросом обратился ко мне на сайт очередной гражданин – заявитель, попавший, как и многие другие заявители, в конфликтную ситуацию со своей энергокомпанией. Примечательным в этом обращении стал не столько сам вопрос (подобных вопросов задают много), и не конфликт и причины его возникновения, а совпадение по времени его (вопроса) поступления с идущим сейчас судебным процессом, участником которого является другой гражданин заявитель, получающий мою помощь в разрешении его спора с энергокомпанией.

Связывает этих заявителей и их конфликты только ответ на заданный вопрос, ставший поводом для данного материала. Причём ответ очень краток и достаточно прост (по крайней мере, на мой профессиональный взгляд). Если энергокомпания обманывает потребителя, то есть нарушает его законные права, то потребителю следует, прежде всего, эти нарушения документировать. Лишь при этом условии у заявителя появляется возможность привлечь энергокомпанию к ответственности.

Не собираюсь здесь приводить различные правовые дефиниции, наукообразные определения и раскрывать теоретический смысл понятия документирования. Для граждан – бытовых потребителей это, по-моему, было бы излишне.  Скажу проще. Достаточно, чтобы каждый факт совершённого энергокомпанией нарушения своевременно (а лучше немедленно) получал бы усилиями заявителей отражение в каком-либо официальном письменном документе. В каком же именно документе расскажу ниже.

В необходимости документирования нарушений, к примеру, уже убедился тот самый заявитель, судящийся сейчас с энергокомпанией (точнее, с электросетевой компанией), понуждающий её к заключению договора оказания услуги по технологическому присоединению в суде (так как антимонопольная служба, как известно, от разрешения подобных споров самоустранилась, о чём я уже сообщал на этом сайте здесь).

В ходе идущего сейчас судебного процесса заявитель признал, в частности, полезность ведения обязательного официального протокола (как одной из разновидностей документирования) при его прошедших ещё до суда встречах с представителями энергокомпании. Добейся в своё время заявитель ведения протокола хотя бы при одной из досудебных встреч с руководителем, отвечающим в энергокомпании за вопросы технологического присоединения, то он (заявитель) имел бы сейчас в своём распоряжении очень важное письменное доказательство, которое можно было бы представить суду.  Но, к сожалению, заявитель не знал о такой возможности (ведения протокола), да и не мог в тот момент себе представить, насколько важной окажется такая конкретная деталь, как недобросовестное манипулирование электросетевой компанией, по своему собственному разумению включающей или же не включающей в технические условия обязанность заявителя по установке токоограничивающего устройства.

Не стану опять же за неимением времени углубляться здесь в детали узкого вопроса (хотя и оказавшегося чрезвычайно важным в судебном споре) и только лишь ещё раз отмечу, насколько был бы нужен и полезен заявителю такой протокол, если бы он был составлен, а затем представлен суду в качестве доказательства. Он (протокол) смог бы полностью изобличить электросетевую компанию и доказал бы факт её злоупотребления и неправомерного навязывания заявителю токоограничивающего устройства.

Вопрос обязательного ведения энергокомпаниями протоколов встреч и совещаний с контрагентами – организациями и различными субъектами предпринимательской деятельности уже, в общем-то, не требует специального обсуждения. Ведение протоколов – давно устоявшаяся традиция (это, собственно, и предусмотрено всей деловой практикой коммерческих и производственных предприятий). Вот только в отношении граждан – бытовых потребителей данный вопрос у энергокомпаний пока ещё в диковинку. Как правило, энергокомпании (да и не только они) граждан всерьёз ещё не воспринимают. И напрасно.

Гражданин, настаивая на ведении протокола, должен суметь убедить представителей энергокомпании (когда они начнут возражать против ведения протокола под любыми надуманными предлогами) и разъяснить, что он не заблудился и не просто с улицы зашёл. А прибыл для выяснения отношений и устранения разногласий на официальную встречу либо как будущий контрагент по заключаемому договору, либо как уже состоявшийся потребитель по договору энергоснабжения (впрочем, только этим перечислением проблемы не ограничиваются, так как спектр конфликтных отношений, возникающих между гражданами и энергокомпаниями, намного шире в действительности).

Тут (в порядке лирического отступления) можно даже привести ставшее уже сакраментальным: «Я пришёл к вам как юридическое лицо к юридическому лицу». Эта пусть и юмористическая фраза, прозвучавшая в широко известном литературном произведении, в условиях вечных конфликтов и вражды потребителей с энергокомпаниями, приобретает совсем иные звучание и смысл. Отнюдь не юмористические.

Но даже если заявитель и не сумеет понудить энергокомпанию вести протокол во время встречи, то и в этом случае ситуация не становится такой уж драматичной. Отказ энергокомпании вести протокол нисколько не препятствует заявителю направить сразу (и как можно быстрее) после прошедшей встречи своё письменное обращение в эту энергокомпанию (о том, как направлять такие обращения можно прочитать здесь). В определённых обстоятельствах подобное обращение вполне может приобрести юридическую силу протокола.

В обращении следует, прежде всего, отразить все вопросы, которые обсуждались при встрече, и принятые по ним решения (естественно, что для этого заявитель должен очень тщательно зафиксировать для себя все обсуждавшиеся детали встречи). Также следует обязательно включить в обращение конкретные вопросы по каким-либо разногласиям или высказываниям (а они, как правило, возникают) представителей энергокомпании, не соответствующим законодательству. Вопросы должны представлять собой требование представления энергокомпанией официального письменного ответа, который подтверждал бы или опровергал устные неправомерные утверждения представителей энергокомпании, прозвучавшие во время прошедшей встречи.

Располагая хотя бы таким письменным запросом (главное, чтобы он был направлен способом, позволяющим подтвердить факт получения энергокомпанией), заявитель уже приобретает возможность предоставить суду при возникновении необходимости надлежащее письменное доказательство, способное при определённых обстоятельствах сыграть решающую роль в разрешении спора. Ну, а если у заявителя кроме своего запроса есть ещё в распоряжении и ответ энергокомпании, то возможность создать необходимую доказательную базу увеличивается.

В заключение могу ещё раз дополнительно отметить, что направление гражданами письменных запросов уместно не только в ситуациях, перечисленных выше. Их (запросы) уместно направлять всегда, когда есть основания предполагать, что энергокомпании и их представители откровенно обманывают и нарушают права граждан. Справедливости ради ещё отмечу, что это касается не только энергокомпаний. Ведь не только они нарушают права граждан.


Сафин Тахир Салихович (Эксперты Энерго-Консультант )

Комментарии

Оставьте комментарий
Наверх